Cлеза комсомолки
Cлеза комсомолки
Cлеза комсомолки

Питие [2]

Алкоголь в русской литературе
Образ алкоголика в литературе

В этом разделе мы попытаемся вспомнить самых пьющих и запоминающихся литературных персонажей. И, по мере возможностей, будем его дополнять. Итак, приступимс…

Веничка

Не трудно догадаться, что первое место в нашем рейтинге по праву получил образ Венички из поэмы Венедикта Ерофеева «Москва-Петушки», ведь именно его незабываемые рецепты вдохновили нас сделать этот незамысловатый сайт. Запойный алкоголик, направляющийся из Москвы в Петушки, чтобы встретиться со своей дамой сердца, не смотря ни на что, вызывает скорее симпатию.  А окружающая его действительность – лишь тоску и безысходность, но даже в этой серости и убожестве наш персонаж пытается найти свой персональный рай.

Шариков

В тему:

Как в кино

Фильмы, в которых употребляют алкоголь

Питие [1]

Алкоголь в русской литературе

«Крылатые» фразы Полиграфа Полиграфовича Шарикова из романа Михаила Булгакова «Собачье сердце» давно уже разошлись на цитаты и афоризмы, поэтому он по праву занял второе место в нашем рейтинге, как собирательный образ маргинала и алкоголика, сумевшего вписаться в новую систему ценностей, установленную в России после революции. Ну а в современных реалиях образ Шарикова можно сказать обрел второе дыхание.

Мармеладов

Семена Мармеладова из романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание», пожалуй, смело можно назвать собирательным образом безвольного русского алкоголика, спившегося из-за обрушившихся на него жизненных обстоятельств. Как и многие современные пьяницы, Мармеладов пропивает все, что только можно пропить, обрекая свою семью на нищенское существование. Однако при этом он осознает, что поступает неправильно, но страсть к водке все же берет верх, что и приводит к трагическому финалу.

Чебутыкин

Запойный пьяница Чебутыкин из пьесы А.П. Чехова «Три сестры», как и многие герои русской классики, является олицетворением человека, полностью разочаровавшегося в жизни, и совершающего в связи с этим нелепые, и подчас роковые ошибки. Наш герой находит себе оправдание в том, что все наше существование – лишь иллюзия. Однако эта его теория больше напоминает попытку скрыть свое отчаяние, чем здоровый скепсис.   

Тоня Авоськина

поделиться

Яндекс.Метрика